23.07.2017  11:51  Воскресенье     16+

Что марийцы просят у деревьев в Священной роще


  23.06.2017    Тайны религий    : 1025     : 0

Ежегодно представители марийского народа со всех уголков России съезжаются в Кировскую область на Чумбылат гору, чтобы помолиться деревьям. Считается, что все загаданное в этот день сбывается. Так это или нет, решила испытать на себе корреспондент «МК в Волгограде», отправившись на всероссийские марийские моления.

Фото: Ольга Бондарева

Дело мистики

В столицу Республики Марий Эл Йошкар-Олу делегацию из Гильдии межэтнической журналистики пригласила наша коллега  Наталья Пушкина. Она и стала нашим личным гидом в мир марийской культуры.

- Всероссийские марийские моления проходят, как правило, раз в год, - просвещает нас  Наталья. - Их дата определяется в начале года картами*, или жрецами по-русски. В этом году они проходят в третье воскресенье июня.

Моления бывают семейными, деревенскими и всероссийскими. Служат их в Священных рощах. На всероссийские, на которые мы и отправимся, съезжаются марийцы со всех уголков страны. Проходят они традиционно в Кировской области на горе Чумбылата.

Фото: Ольга Бондарева

С ней у марийцев связано предание. В давние века жил князь Чумбылат, который отличался силой и крепостью. Всю жизнь он защищал свой народ от врагов, а перед смертью сказал: «И мертвый я не дам вас в обиду. Когда нужна будет помощь, подойдите к моей могиле и скажите: «Вставай, Чумбылат! Враги у ворот!» Я встану и защищу вас».

Чумбылата похоронили в горе. В момент опасности он не раз выручал марийцев. Но однажды дети, подслушав заклинание у взрослых, трижды вызвали его и все напрасно. С тех пор богатырь, говорят марийцы, обиделся и перестал выходить, но сказал, что его энергии всегда будет их защищать.

Справка

Марийцы, пожалуй, единственный народ в Европе, у которого сохранилась традиционная вера предков - Марий Юмын йÿла. Она основывается на вере в силу природы, которую человек должен почитать. Если к земле относиться бережно, то она ответит взаимностью, уверены они. Проводником между Богом-природой и человеком у марийцев выступают деревья.

Раньше марийцы почитали многих богов, признавая главенство Большого Белого Бога - Ош Кугу-Юмо. В XIX веке языческие верования марийцев под влиянием монотеистических взглядов соседей оформились и утвердился образ Единого Бога - Тÿҥ Ош Поро Кугу Юмо – что значит Единый Светлый Добрый Великий Бог.

В 16 веке марийцы оказались присоединенными к Московскому царству, и тогда их стали пытаться обратить в православие. В 1830 году митрополит Московский Филарет одобрил меры по насильственному обращению марийцев в православие. Скалу на вершине горы Чумбылата взорвали. Сегодня куски взорванного утеса разбросаны по склону. Однако веру это не отбило. И все годы в Кировскую область продолжают стекаться сотни верующих.

Накануне молений желательно очиститься и духовно и физически – сходить в баню, а перед молением не есть. С собой из дома мне нужно взять круглый хлеб, восковую свечу, серебряные монеты, женщинам - обязательно косынку на голову. Все остальное за нас готовит Наташа.

В корзину отправляются также новые полотенца – их нам вернут после моления в качестве оберега, квас – его мы будем пить после молений и столовые приборы, скатерть и тарелки - то, что может пригодиться для небольшого «пикника» после.

Как назло, почти всю дорогу стеной льет дождь, но недалеко от места моления он, мистика, резко прекращается. По размытой дороге машина проехать не может, и, боясь увязнуть, дальше мы решаем двигаться пешком. Одежда сразу промокает от травы и больно кусают комары, но три километра до Чумбылат горы мы, как ни странно, проходим легко, даже не устав.

Посторонним вход в…

- По номерам машин можно определить, из каких регионов, съехались молельщики, - говорит Наташа, когда мы уже приближаемся к роще.

В этот раз здесь собрались сотни марийцев от мала до велика из Марий Эл, Татарстана, Башкортостана, Кировской и Свердловской областей, а также Пермского края.

У входа в священную рощу останавливаемся - женщинам необходимо повязать на голову платок. Здесь нельзя сквернословить и допускать плохих мыслей, мусорить и курить, предупреждает наша проводница, показывая на правила, размещенные на входе.

Почти все верующие здесь в марийских национальных костюмах, отмечаю я. К слову, многие по старинке шьют их своими руками. На обратном пути Наташа обещает познакомить нас с одной из мастериц народного костюма, слава о мастерстве которой давно вышла за пределы республики.

К месту моления проложена узкая тропинка, которая выводит нас на небольшую поляну. Верующие, словно в храме, стоят перед картами, позади них - столы с дарами и священное дерево – онапу.

Чуть поодаль на костре в огромных котлах мужчины готовят из принесенных в жертву продуктов бульон и кашу.

Как говорит мне участник ритуала Александр Мокеев, для каши подходят любые крупы, в нее добавляют соль и масло, а во время варки ее нельзя мешать.

Чтобы загаданное наверняка сбылось и не гневить марийских богов, прячу камеру в рюкзак, оставив включенным только диктофон (по правилам снимать моления строго запрещено, чтобы не случилось беды). Наташа выкладывает принесенные продукты на специальный стол, сооруженный из еловых веток и лап, - шагы, а полотенце отдает мне в руки.

Одному из картов она объясняет, что я журналист из Волгограда и хочу познакомиться с традициями марийского народа. Дальнейший ритуал чем-то напоминает мне исповедь в православном храме. Наташа подходит к жрецу и что-то говорит ему на марийском языке, он читает молитвы и после забирает у нее полотенце.

Следующая очередь – моя. Объясняю, что на молениях я в первый раз и просить за себя мне неудобно, потому озвучиваю пожелания близким. Выслушав меня, карт решил попросить у богов кое-что и для меня лично. После он читает надо мной молитвы, переводя их на русский язык и обращая взор на деревья.

Невольно пропитываюсь духом моления. У меня он также забирает полотенце и вешает на перекладину вдоль шагы вместе с принесенными другими шарфами, а то и просто кусками материи – все это будет освящено во время моления. Верующим их раздадут после - в качестве оберега. Как говорит мне карт, мое желание сбудет в течение года – главное верить в это.

Ну а все вместе, по словам жрецов, молельщики просят плодородия и здоровья всему живому миру.

По древним знакам

Пока идут моления, Наташа решает показать нам саму гору. По вырубленным в земле ступенькам с деревянными перилами медленно спускаемся вниз по крутому склону горы. Нетронутая природа, вековые ели и пение птиц настраивают на соответствующий лад. У подножия утеса в небольшом роднике журчит вода.

На дне установлен таз, в котором блестят от солнца серебряные монетки. Вслед за Наташей, пожелав всем добра, омываю руки и лицо и пробую на вкус ледяную воду.

- Она святая, если у нее что-то попросить, сбудется, - поясняет Наташа. – А вот ругаться на воду нельзя – если сказать невзначай, что вода грязная, фурункул или герпес на следующий день тебе обеспечен.

Пожалев, что не взяли с собой тару, отправляемся в обратный путь - уже другой тропой. Наверху скалы оборудована небольшая площадка. Здесь установлен знак Тамга – состоящий из солярных символов традиционный марийский орнамент.

Фото автора

Наташа прижимает ладони к скале, обращаясь с просьбой добра, энергии и силы к Хозяину горы. Здесь же верующие оставляют монеты и хлеб.

- Солярный знак – символ традиционной марийской религии, - поясняет Наталья. – В центре - подобие Божией Матери, охраняющей Вселенную.

Когда мы вернулись назад, Наташа отправилась на моления, оставив нас передохнуть на поляне.

Молельщики встают на колени, подстелив под них еловые лапы. Начинается долгая молитва. В завершении ее кусочки хлеба карты бросают в костер. Затем верующие расходятся, чтобы вкусить приношения. В памяти у меня снова невольно возникают ассоциации с причащением в православном храме.

Пока Наташа стоит в очереди за бульоном, а остальные накрывают импровизированный стол, мне поручено получить кашу. Очередь движется медленно, а когда, наконец, я оказываюсь у котла, мужчины, разливающие бульон всячески игнорируют мою чашку.

Пропустив всех стоящих позади, решаю попытать удачи в соседней очереди, тем более что мне нужно принести кашу, а тут разливают бульон. Но меня снова ждет фиаско – каша кончается буквально передо мной. Назад возвращаюсь, провалив задание.

- Не страшно, - успокаивает моя проводница. – Я уже принесла бульон, а кашей нас угостит моя сестра.

Молельщики накрывают на земле небольшие скатерти, на которых, словно грибы, вырастают угощения – хлеб, блины, квас, кто-то даже ест бананы.

После непродолжительной трапезы моления завершаются. Марийцы подходя, к картам, поздравляют друг друга и благодарят их. В это время верующим раздают освященные платки и ткань. Полотенце оказывается и у нас.

Мы собираем провиант и отправляемся в обратный путь. Впереди нас ждет встреча с мастерицей из поселка Сернур Сернурского района Республики Марий Эл.

Розетка от сглаза

Лидия Веткина по образованию медик. Но ее аутентичные костюмы известны далеко за пределами региона. Да и на самой рукодельнице платье с национальным марийским орнаментом.

Нас она сразу провожает в своеобразный музей марийского народа, уютно расположившийся на втором этаже жилого дома.

Женские, мужские наряда, косынки и пояс – все традиционные марийские костюмы щедро украшены ручной вышивкой.

Марийские рукодельницы издавна славились вышивкой крестом, украшая орнаментами солнца, животных и природы всю одежду. Ткани брали домотканные, изо льна и конопли. Азам рукоделия женщину обучила ее мама.

- Вот этот костюм, - говорит Лидия Васильевна, показывая женский наряд, - вышивала почти год. На нем мы видим так называемые розетки-обереги. Располагались они в тех местах, где есть суставы.

По этим узорам можно было узнать, где проживает человек, из какой он семьи. Мастерица вышивает по старым схемам и образцам из местного музея. Именно так, как делали это сотни лет назад – с лица и изнанки. Процесс создания двусторонней вышивки весьма трудоемкий – ведь высчитывать приходится буквально каждый крестик.

Раньше этими навыками владела каждая девушка, а вот сегодня мастерство, хотя и пользуется немалым спросом, незаслуженно подзабыто. Спросом такие наряды пользуются, вот только расставаться со своим творчеством Лидия Васильевна не торопится, поэтому цен на рукоделие не называет - не в деньгах счастье.

…Уже дома я решаю послушать диктофонную запись с моления – мистика да и только! Она исчезла с моего диктофона, словно ее и не было. Видимо, природа оказалась на моей стороне, не дав нарушить правила. Не зря говорят: все загаданное в роще обязательно сбывается. Правда, после надо обязательно прийти и поблагодарить деревья за помощь. А значит, через год меня ждет тот же маршрут.

Автор: Бондарева Ольга



Источник: volg.mk.ru



Другие новости по теме:
Комментарии 0

Читать последние 100 комментариев
Имя *:
Email:
Подписка:1
Код *: