25.02.2017  00:40  Суббота     16+
Главная » Дата добавления: 18.12.2016 » Кровавый ужас Жеводана
Добавил: VACUUM
Кровавый ужас Жеводана

Обычно зверь предпочитал кусать человека в лицо, но потом он сменил тактику: поднимался на задние лапы, передними сбивал человека на землю и рвал его острыми как бритва когтями.

Местными овцами, козами, коровами и другими домашними животными он брезговал, предпочитая нападать на пастуха, хотя намного легче ему было бы задрать овцу или корову.

Паника в округе была настолько сильна, что дело дошло до самого короля Людовика 15го. Несколько раз король посылал на выручку населения лучших охотников, но никто из них не мог похвастаться решительным успехом, хотя многие истребили до нескольких десятков волков в окрестных лесах.

Счастье улыбнулось местному охотнику Жану Шастелю, который наконец подстрелил монстра во время  очередной облавы на него. И это был именно тот людоед, который держал в страхе всю округу: при вскрытии трупа в желудке монстра нашли полупереваренные остатки девочки, пропавшей сутки назад. А все нападения после этого прекратились.

Королевский нотариус Рош-Этьен Марен, принимавший участие в осмотре трупа, писал впоследствии, что у зверя была крупная голова, длиные передние ноги по сравнению с задними, серо-рыжеватая шкура с черными полосами и пятнами, длинный хвост с кисточкой на конце как у льва, вытянутая морда наподобие волчьей и длинные клыки. Какой зверь может соответствовать такому описанию?

Волк не подходит: не бывает волков с черными полосами на шкуре и ногами разной длины. Из европейских хищников вообще никто не годится на роль жеводанского зверя. А если мы не станем ограничивать себя только европейскими животными, тогда возможных претендентов находим достаточно быстро: гиена и леопард.

Из телевизионных программ о природе Африки мы привыкли воспринимать гиену как животное с пятнистой шкурой. Но оказывается, в Африке и на Ближнем Востоке встречается и другая разновидность гиены — полосатая. У гиен действительно передние ноги заметно длинее задних, поэтому корпус гиены всегда находится не строго горизонтально, а немного наклонно к горизонту. И когда гиена нападает на человека (а в Африке такие случаи иногда бывают), она стремится укусить его в лицо.

Правда, бегает гиена совсем не так легко, как бегал жеводанский зверь согласно рассказам немногих уцелевших жертв. Хвост у гиены очень короткий. И работа когтями для гиены совсем не характерна, это больше напоминает кошачьих. Зато эти три особенности прекрасно подходят для леопарда.

Для Европы того времени гиена и леопард — очень экзотичные звери. Как они могли оказаться во Франции? И вот тут для решения этой загадки мы должны обратиться к очень интересной личности: младшему сыну того самого охотника, который подстрелил жеводанского зверя.

У Жана Шастеля было два сына: старший Пьер и младший Антуан. Для Европы 18го века Антуан Шастель был крайне необычной личностью. Он очень много путешествовал по Европе и долго жил среди алжирских пиратов, попав к ним в плен. А от пиратов Антуан перебрался к местным кочевникам берберам. Вот у них Антуан и мог научиться искусству дрессировки диких зверей и даже превращения в оборотня.

Берберы славились на весь мусульманский мир как непревзойденные укротители и дрессировщики диких зверей. Конечно, гиены и леопарды в Алжире не водятся, они обитают в местностях южнее Сахары. Но детенышей гиены и леопарда вполне могли привезти в Алжир с юга торговыми караванами. И берберы, прекрасно разбираясь в анатомии и психологии животных, могли скрестить гиену с леопардом, получив некий гибрид, который затем и подарили Антуану Шастелю, предварительно обучив его обращению в оборотня.

 Вернувшись в родные места, Антуан поселился на отшибе. И через некоторое время после его возвращения началась кровавая эпопея жеводанского монстра. Все хитроумные ловушки зверь обходил так, будто сам их устанавливал и потому прекрасно знал, где они находятся и как работают.

Приманки из отравленного мяса никогда не трогал. А когда в округе появлялся очередной королевский охотник, присланный сюда из Парижа для отстрела монстра, он всегда исчезал на время, предоставляя гостям истреблять обычных волков, которых в местных лесах было достаточно много, но которые никакого отношения к террору населения не имели.

Когда очередной королевский охотник лейтенант де Ботерн столкнулся на тропе с тремя Шастелями — отцом и его сыновьями — на глазах у лейтенанта между братьями возникла отвратительнейшая ссора. Раздраженный лейтенант приказал всех троих посадить под замок.

И Шастели просидели под арестом как минимум месяц или даже больше. Все это время зверь себя никак не проявлял. А когда арестованных выпустили, снова начались нападения. И вот тут возникает вопрос: а кто кормил зверя, пока его хозяин сидел в тюрьме? За месяц зверь без еды должен был бы околеть. Если этого не произошло, значит у Антуана Шастеля был помощник.

В то время никто не связал выход Шастелей из тюрьмы с возобновившимися нападениями монстра на людей. Но Жан Шастель наверняка уже что-то подозревал или даже был полностью в курсе дела. Однако убить своего сына старый охотник долго не решался. Окончательное решение пришло после того, как монстр загрыз незаконорожденную дочь Жана Шастеля от местной служанки, т. е. сводную сестру. 

После этого судьба Антуана была предопределена. Нет ничего удивительного в том, что именно Жан Шастель освободил местных жителей от страха перед людоедом: он знал истинного виновника всех происшествий, место его обитания, особенности поведения и прочие детали.

19го июля 1767 года в ходе очередной облавы на жеводанского зверя монстр выскочил прямо на Жана Шастеля и был убит им с помощью серебряной пули. После убийства зверя Антуан Шастель бесследно исчез и его больше никто не видел. Скорее всего, отец тайно похоронил сына, запретив всем членам семьи разглашать семейные секреты.

Можно ли объяснить эту историю только версией дрессировки гибрида гиены и леопарда человеком? Сомнительно. И вот почему. Жеводанский зверь никогда не трогал приманки из отравленного мяса и никогда не нападал на домашнюю скотину. А такое поведение не характерно для дикого зверя, пусть даже и дрессированного. Все поведение монстра свидетельствовало о наличии в нем определенного человеческого разума. Иными словами, жеводанский зверь был оборотнем.

В человеческой истории известны две разновидности оборотня, которые можно условно назвать азиатско-африканской и европейской. Для первой разновидности оборотня необходимо наличие реального зверя. И создание такой разновидности оборотня до сих пор практикуют в некоторых буддийских монастырях Таиланда: человек с помощью некоторых психических техник выходит наружу из физического тела (в эзотерике это называют астральной проекцией или внетелесным опытом), летит в джунгли, находит там крупного хищного зверя (чаще всего тигра или леопарда) и вступает с ним в борьбу за обладание его физическим телом.

Надо сказать, что в психологическом плане человек намного сильнее любого животного, поэтому такая борьба всегда оканчивается одинаково: человек оттесняет сознание зверя на периферию и захватывает контроль над телом животного. После чего всю ночь бегает по джунглям, наводя ужас на местное поголовье травоядных, а утром покидает тело хищника и возвращается в собственное физическое тело.

Для европейской разновидности оборотня наличие реального зверя не обязательно: человек полностью раздевается, выпивает специальный одурманивающий напиток, выполняет нужные процедуры и его физическое тело в течение нескольких минут трансформируется в тело животного.

После чего он также бегает по лесам и полям всю ночь, а с приходом рассвета проходит обратную трансформацию из тела хищника в тело человека. Я не знаю, насколько достоверна такая трансформация человеческого тела в тело хищника и обратно, но применительно к случаю жеводанского зверя речь следует вести, скорее всего, о разновидности азиатско-африканского оборотня.

 Итак, Антуан Шастель обучился у алжирских берберов искусству обращения в оборотня и вернувшись в Европу, стал практиковать полученный навык с помощью вывезенного им из Алжира гибрида гиены и леопарда. И его исчезновение после убийства монстра Жаном Шастелем прекрасно укладывается в эту схему.

Дело в том, что пребывание человека вне собственного тела очень резко обостряет все его чувства и эмоции, в том числе резко обостряется воображение. Когда оборотень видит, как в физическое тело захваченного им зверя входит чужеродный металл, он воспринимает это так, будто металл входит в него самого, в человека.

И если физическому телу захваченного зверя будет нанесена очень тяжелая рана, точно такую же рану вообразит себе оборотень. Поэтому на физическом теле самого человека-оборотня, которое может находиться за десятки километров от места инцидента, появится аналогичная рана. А если зверя убьют, оборотень тоже умирает просто потому, что он так себя неосознанно убеждает.

Возможно, именно по этой причине и появилось в народе поверье, будто оборотня можно убить только серебряной пулей. Серебро блестит на малейшем свету и летящая серебряная пуля может с большой вероятностью приковать к себе внимание оборотня.

Видя, как пуля входит в физическое тело захваченного зверя, человек-оборотень вообразит, будто пуля входит в его собственное тело. И тем самым убьёт самого себя. Зная об этой особенности, Жан Шастель специально зарядил свое ружьё серебряными пулями в ходе последней охоты на жеводанского зверя. И он не ошибся. Монстр был убит.

Просмотров: 13890 | Добавил: VACUUM | Теги: жеводанский зверь | Рейтинг: 3.9/15
Всего комментариев: 2
avatar
2
Кровавый ужас Баклажана!
Лада седан!
Баклажан!

avatar
1
1
Интересная версия, спасибо

Имя *:
Email:
Подписка:1
Код *: