09.12.2016  06:50  Пятница     16+

  30.06.2014    Тайны религий    : 5635     : 0  

Заклятые клады

Жизнь и приключения искателей кладов овеяны жуткими легендами. В них мистическое, сакральное, всяческая чертовщина тесно переплетаются с дикой уголовщиной.

Кому не спится ночью тёмной?

Изобилующий сюжетами о закопанных кладах русский фольклор часто полагает незримыми их хранителями призраки знаменитых в своё время разбойников, вожаков воровских ватаг. Причём буквально каждый российский регион имеет своего «героя». В восточных губерниях России это знаменитый предводитель восставших крестьян и казаков Емелька Пугачёв, в поволжских областях и республиках — гулявший по Волге с огромной ватагой Стенька Разин, в Центральной России — лесной разбойник Кудеяр.

Каждый из них становился обладателем несметных награбленных богатств и какую-то часть их, несомненно, где-то схоронил. Поверья говорят, что покинувший земную юдоль хозяин клада просто обречён вечно обходить дозором свои схроны и нападать на всякого, кто на них посягнёт, всеми способами отвращая незваного кладокопателя от продолжения поисков, даже доводя до сумасшествия, а то и смерти.

Голова хорошо, а сто - лучше

Знатокам известно, что тайно зарыть клад в неприметном месте — только полдела. Чтобы никто, кроме владельца или его доверенного лица, не смог откопать сокровище, его непременно надо было заговорить. Иногда даже не для того, чтобы напугать кладоискателя до смерти, а чтобы увести от заветного места, направить по ложному пути.

Наилучшим заговором в известных кругах считался тот, когда процесс захоронения клада под секретные заклятия колдуна (или колдуньи) сопровождался казнью, и не одного, а нескольких человек. Их головы закапывали в землю вместе с сокровищами, чтобы с этого момента призраки убитых крепко стерегли схороненное богатство.

И добраться до него, независимо от давности лет, можно будет только ценой чудовищного злодеяния: порешив на этом месте столько же невинных людей, сколько отрезанных голов лежит в земле над кладом. В народных преданиях нередки упоминания о кладах, «положенных на сто голов». Это означало, что для ста кладоискателей поиск чужого богатства закончился гибелью, а вот сто первый добрался до него благополучно.

Поиск кладов, как и их захоронение, был тесно связан с чёрной магией. И до сей поры распространено поверье, что тот, кто пытается завладеть скрытыми сокровищами, не зная магических заговоров, обречён на тяжёлую болезнь или даже безвременную кончину, причём неумолимый рок может коснуться и его близких. А вот другое поверье: если кладоискатель обходится без заговора, то клад ни за что себя не проявит, он или уйдёт глубже в землю, или превратится в глиняные черепки, просто в пожухлую листву.

Нередко клады для пущей сохранности закапывали на кладбищах, особенно сельских, где и сторожей по ночам не бывало. Кладбища издавна считались, возможно не без оснований, таинственными и очень опасными местами, где особенно сильна нечистая сила. Далеко не всякий искатель чужих богатств решался потревожить сон мёртвых, зная, что здесь он может погубить свою бессмертную душу и даже лишиться жизни.

В разных регионах нашей страны до сих пор, особенно среди падких на страшилки юнцов, популярны байки о загадочном синем огне над кладом, зарытым на одиноком погосте, о кладоискателях, погибших потому, что пренебрегли таинственным синим свечением, о мертвецах с отёкшими лицами неестественного синего цвета... Кстати, специальные биолокационные исследования, проводившиеся на территории ликвидированных кладбищ, показали, что там присутствует сугубо негативная энергетика, крайне отрицательно влияющая на настроение и самочувствие людей.

Страсть неистребимая и неутолимая

Во все времена и по всему миру жажда чужих богатств была поистине неутолима и неистребима. В истории России тоже бывали периоды, когда «золотая лихорадка» захватывала целые деревни. Например, в неурожайные годы, когда от голода и безысходного отчаяния мужики, чтобы прокормить семьи или прокормиться самим, собирались в ватаги и выходили на большую дорогу и на поиски «заговорённой» удачи.

Не гнушались кладоискательством даже высочайшие персоны. Иван Грозный, получив от некоего оставшегося безымянным наветчика известие, что в каменной кладке древнего Софийского собора в Новгороде таится замурованный клад золотых монет, нагрянул глубокой ночью в собор и велел нещадно пытать тех служителей, кто мог хоть что-нибудь знать о кладе. Ужасные муки ни у кого не вырвали признание. Тогда государь велел рушить без жалости старинные стены.

После нескольких часов этой разрушительной работы, как гласит летопись, «просыпались великие сокровища: слитки древние в гривну, и в полтину, и в рубль». В Москву было отправлено несколько возов старинных монет. Однако в казне эти богатства продержались недолго: разорительная ливонская война поглощала все финансовые ресурсы русского государства.

Не чужда была страсти к поиску спрятанного чужого добра и сводная сестра Петра I Екатерина Алексеевна. Она полагалась прежде всего на помощь Божию. Бабы-ворожеи, коих при царевне обреталось в избытке, обязаны были видеть вещие сны про клады! Если какая из них сознавалась, что такой сон ей привиделся, её саму и отправляли на поиск богатства, разумеется, под караулом солдат. Обычно это заканчивалось ничем. Но неудачи царевну не обескураживали, и она продолжала играть в такую своеобразную рулетку с чужими снами, и не один год...

Кстати, её венценосный брат Пётр Алексеевич, заметив, что в его царствование кладоискательство стало чуть ли не повальным увлечением (таковыми были драматические последствия тяжёлой Северной войны, растянувшейся на два десятилетия, крестьянских и казацких восстаний, непомерного налогового бремени, введённой рекрутчины и окончательного закрепощения земледельцев), решил, что и в этом деле надо навести строгий порядок. Царь объявил, что все найденные клады становятся собственностью государства, а кто посмеет что-то себе присвоить, тому — смертная казнь.

Екатерина II, искавшая любые способы, чтобы завоевать и поддерживать доверие к себе дворян, отменила государственную монополию на клады. Она объявила владельцами любых кладов тех своих подданных, на чьей земле эти сокровища находились, то есть дворян-землевладельцев. Так продолжалось вплоть до гибели империи и прихода к власти большевиков, отменивших частную собственность на всё, включая землю. Советская власть вновь ввела государственную монополию на клады. Правда, позднее это правило было существенно смягчено: нашедшему клад полагалось выплатить четверть его стоимости.

Аленький цветочек да чёрный кот в придачу

Ночь с 23 на 24 июня (с 6 на 7 июля по новому стилю) в летописи церковных праздников предшествует важному религиозному событию - ежегодно отмечаемому Рождеству Иоанна Предтечи (7 июля). У кладоискателей в нашем отечестве она издревле считается особенно удачной. Народные поверья (ещё с языческих времён) гласят, что в зачарованную купальскую ночь деревья под действием какой-то могучей таинственной силы перемещаются с места на место, промеж себя на своём, неведомом людям языке говорят и животные, и даже травы, которые наполняются особой, чудодейственной силой.

Славянские знахари в купальскую ночь собирали целебные травы, запасались ими на год, до следующего праздника. В такую ночь и открываются клады. Не ясно почему, но открываются они лишь обнажённым людям. Веря в это, лихие мужики и бабы, сбросив даже нательные рубахи, в глухую полночь искали заветные места и до утренней зари перерывали их, разыскивая заговорённые клады.

Особой силой в купальскую ночь, по поверьям, обладают плакун-трава и папоротник, причём не весь, а только его цветок. Папоротник указывает на место, где закопан клад, а плакун-трава (другое название — разрыв-трава) прогоняет охраняющую его нечистую силу. Но чтобы разрыв-трава подействовала, важно в нужный момент произнести тайный заговор, разрушающий заклятие, наложенное колдуном. Сделать это надо над цветком папоротника. Папоротник же, утверждает поверье, в ночь на Иванов день зацветает и раскрывает бутон лишь на несколько мгновений. Ровно в полночь бутон разрывается с треском, и взору посвященного предстаёт яркий, как огонь, цветок. Он светит так сильно, что на него даже невозможно смотреть.

Цветение якобы сопровождается идущим из земных глубин голосом, почти человечьим, -это нечистая сила пытается отогнать человека, творение Божие, от чудодейственного цветка. Потому и найти такой цветок сложнее, чем добыть сам клад. Счастливец, который преодолеет все дьявольские наваждения, получит в награду редчайший дар: видеть и находить любые клады, как бы глубоко они ни были зарыты.

Другое древнее правило кладоискателя гласило: когда берёшь клад, не оглядывайся, копай, сохраняя полное молчание, что бы ни грезилось. Грёзы эти случаются часто, и они тоже дело нечистого. Бывает, заветный клад сам открывает себя тем счастливчикам, кто всё сделал по правилам и знает верный заговор.

Знак, указывающий на точное местонахождение сокровищ, является чаще всего в облике чёрной кошки, которая как бы приглашает идти за собой. Появление её означает, что нечистый смилостивился над смертным и тому надо следовать за животным, потому что оно ведёт верным путём. Там, где кошка остановится и мяукнет, тоже надо остановиться и воскликнуть: «Рассыпься!» — а потом, не медля, копать в этом месте. Там и спрятан клад.

Поверья поверьями, но даже разрозненные исторические факты склоняют к мысли, что заговорённые клады действительно существуют. Во всяком случае, лишь этим можно объяснить, что кое-какие сокровищницы, в существовании которых не сомневаются даже серьёзные исследователи, и спустя столетия не поддаются самым упорным кладоискателям.

Александр Пронин

Другие новости по теме:
клад, Сокровища


Комментарии 0

Читать последние 100 комментариев
Имя *:
Email:
Подписка:1
Код *: