29.04.2017  12:38  Суббота     16+

Уильям Джеймс Сидис: Горе от ума


  10.11.2014    Чудо-люди    : 11663     : 2

Сын еврейских эмигрантов из России, самый юный студент Гарварда, профессор. Автор многих учёных трудов — биографы Уильяма Джеймса Сидиса считают, что он был самым одарённым человеком из всех когда-либо живших на Земле.

В конце девятнадцатого века в нью-йоркскую гавань прибывали суда, битком набитые эмигрантами из Европы и России. В одном из таких кораблей в Америку из царской России прибыли Борис и Сара Сидис (Сайдис). Они быстро приобрели известность в Штатах как люди незаурядных способностей. Борис стал пионером в исследовании психологии, а Сара, одна из ничтожного количества женщин тех лет, получила медицинскую степень.

Под опекой своих гениальных, но чудаковатых родителей молодой Уильям Джеймс Сидис вырос человеком, наделённым необыкновенными талантами. Образование малыша началось в самые первые месяцы его жизни: Борис и Сара постарались, чтобы детский мозг поглощал информацию в экстраординарных объёмах.

Используя деревянные кубики, Борис начал показывать маленькому сыну алфавит — при этом он вводил мальчика в гипнотическое состояние, чтобы тот повторял за ним буквы. 

В полгода Уильям смог произнести слово «door», а уже через месяц его словарный разросся вдвое — малыш произносил слово «moon». В восемь месяцев гордые родители отметили, что сын может самостоятельно есть из ложки — этот навык немногие малыши усваивают даже в год. Он мог узнать и повторить буквы на кубиках, тем самым демонстрируя способности распознавания символа, характерное для четырёхлеток. В полтора года он читал ежедневную газету.

Ближе к пятилетию Уильяма к его необычайным способностям начала проявлять интерес пресса. Малыш уже умел со своего высокого стульчика печатать на машинке, отстучав на ней список своих игрушек. Он также взял на себя изучение латыни, греческого, русского, французского, немецкого и иврита.

Его жажда знаний казалась неутолимой: Уильям с лёгкостью одолевал такие для изучения тома, как «Анатомия» Грея или книги Гомера. В среднюю школу он пошёл в шесть, но уже через полгода его знания соответствовали уровню учебного плана выпускных классов. Его ошеломляющие достижения стали отличным поводом для появления мальчика на первой полосе «Нью-Йорк Таймс».

В девять лет Уильям Сидис попытался поступить в Гарвард: вступительные экзамены не были для него серьёзным испытанием, но комиссия университета отказала ему под предлогом «эмоциональной незрелости» для студенческой жизни.

Два года, что подросток ждал разрешения для поступления, он провёл в колледже. Он обнаружил, что может вычислить, на какой день недели выпадет дата в прошлом или будущем, написал четыре книги. В 1909 году, когда юному гению исполнилось 11 лет, руководство престижного университета наконец смягчилось и позволило мальчику пополнить ряды студентов. Это был блестящий курс: в 1909 году в Гарвард вместе с Сидисом поступили Норберт Винер, отец кибернетики, и композитор Роджер Сешинз.

Сидис получил высшее образование в 16 лет, окончив Гарвард с отличием. Он некоторое время преподавал в университете Хьюстона, но скоро ушёл в отставку: стало очевидно, что его возраст и известность привлекают студентов гораздо сильнее, чем его лекции. Сидис ненадолго вернулся в Гарвард, чтобы получить степень юриста, но и здесь его ждало разочарование: закон был ему неинтересен.

В 1919 году Уильям снова подвёргся преследованию общественности, когда участвовал в демонстрации, переросшей в настоящий бунт. Этот эпизод ещё более подчеркнул его нетрадиционную философию — отсутствие веры в Бога, например (Уильям называл его «большим боссом христиан»), и социальную обособленность. Политические взгляды Сидиса позже развились в нечто, более всего напоминающее либеральность.

Юноша избежал тюремного заключения только благодаря влиянию родителей, но они посадили его под домашний арест в летнем домике в Калифорнии. В бешенстве Уильям направился на восточное побережье, чтобы избежать давления родителей и не вспоминать о своих талантах, которые он расценивал как ненужный архаизм. Он осваивал самые простые специальности, клерка и бухгалтера, каждый раз меняя место работы, когда всплывала его известность математического гения. Однажды он сказал: «Мне становится плохо от одного вида математической формулы. Всё, что я хочу делать, делает счётная машинка. Но они не оставляют меня в покое!».

Сидис и в более взрослом возрасте предпринимал попытки оградить себя от внимания общества. Он написал несколько книг, но под вымышленными именами. Одна из таких книг, названная «Руководство по коллекционированию железнодорожных билетов» кропотливо описывает хобби, которому Сидис посвятил большую часть своей жизни. Он написал её под псевдонимом «Франк Фалупа». 

Биографы Уильяма назвали этот труд «самой скучной из когда либо написанных книг». В другой объёмистой рукописи, под названием «Племена и штаты», Сидис приводит убедительные доказательства того, что политическая система Новой Англии находится под громадным влиянием демократических принципов федерализма индейцев племени пенакок.

Параллельно Сидис продолжал изучать языки — всего он знал их около 200, а один изобрёл сам. Области знаний, по которым остались работы Сидиса, включают в американскую историю, космологию и психологию.

Сидис прожил не так долго. Его существенно подкосило постоянное внимание газетчиков. Пресса, восхищавшаяся им прежде, отвернулась от него. Самая уничижительная статья появилась в журнале «Нью-Йоркер» в 1937 году под названием «Первоапрельский — дурак». В ней высмеивалось всё, начиная от увлечений Сидиса и кончая его физическими данными.

Сидис подал иск за клевету и вторжение в личную жизнь. Хоть он и выиграл тяжбу на небольшую сумму вне суда, обвинение во вторжении в частную жизнь было отвергнуто Верховным Судом США. Он умер в 1944 году. В некрологах его называли «удивительным неудачником» и «сгоревшим гением».

В психиатрии существует термин «феномен Сидиса», и обозначают им человека, чрезвычайно одарённого в юные годы, но ничего значительного во взрослой жизни не достиг.

Светлана Кондрашова



Другие новости по теме:


Комментарии 2
avatar
0
2
Знания по не показатель применения в жизни и изобретения чего-то нового при этом.

Я думаю присоединись он к какому-то именитому ученому, получился бы великолепный тандем.

avatar
0
1
Психологический и общественный фактор сыграл с ним злую шутку. Где то и вина родителей, хотя они конечно же хотели как лучше.


Читать последние 100 комментариев
Имя *:
Email:
Подписка:1
Код *: