10.12.2016  13:44  Суббота     16+

  30.04.2015    Болезни и мутации    : 3085     : 1  

Трактат о пользе...заболеваний

«Природа жестока, но справедлива»... «Сильный пожирает слабого»... «За излишества надо платить»... Эти формулы въелись в наше сознание почище десяти заповедей, пишут в своей книге «Почему мы болеем? Ответы эволюционной медицины» Рандольф Нессе и Джордж Вильямс. Но не все в жизни подчиняется ясным, неумолимым законам бытия.

Вот, например, болезни. Они набрасываются на нас внезапно. Мы перебираем в памяти прошлое и не можем понять, как и почему заболели. Недуги, кажется, поражают без всякой логики. Они щадят стариков и истребляют младенцев. Но так ли это на самом деле?..

Разобраться в тайнах наших страданий помогут специалисты новой научной дисциплины — эволюционной медицины. Поиск уводит их далеко в прошлое, заставляя вспомнить становление Homo sapiens.

Собственно говоря, их метод не нов. Уже давно анатомы, всматриваясь в современников, находят приметы давних эпох — рудименты. Так, легкий волосяной покров мы носим в память о звериной шерсти, покрывавшей когда-то тела древних гоминид, защищавшей их от холода. Такими же пережитками прошлого кажутся хвостовые позвонки, ибо никто из людей давно не носит хвост. Так быть может, и многие болезни, убивающие нас сейчас, достались нам как недобрая память о прошлом?

Обычно недуги мы встречаем во всеоружии. Наш организм состоит примерно из десяти квадриллионов клеток. Каждая из них снабжена химической меткой. Этот знак все равно что паспорт или мундир. Если он есть, сразу видно, что перед нами «подданный» огромного «организма-государства». Если его нет, значит, сюда пробрался посторонний, пришелец, чужак, и расправа с ним недолга.

В этом обществе царят драконовские законы: за ношение поддельной или неряшливой метки немедленно следует смертная казнь. Каждая сотая клетка нашего организма работает в этой «службе безопасности»: выслеживает, контролирует, расправляется, наводит порядок. Все наше тело находится под ее неусыпным наблюдением.

Иначе и быть не может. Ведь организм — это государство, которое непрерывно ведет войну с врагами, проникающими извне, Ситуация сродни той, что описывал в своей антиутопии «1984» Джордж Оруэлл.

И все-таки некоторые недуги мы не распознаем в упор. Напрашиваются два вывода. Либо эта болезнь стала досаждать организму человека спустя многие тысячи лет после его появления, и никакого оружия против ее возбудителей он не припас. Наглядный тому пример: повальное вымирание индейцев Северной Америки от незнакомых им и, на наш взгляд, не очень опасных болезней, завезенных к ним европейцами.

Либо — другой вывод — в истории человечества эти болезни сыграли свою положительную роль. Они были чем-то полезны для древнего человека, и потому мы, его слабые потомки, мучаемся и страдаем, не понимая, что не стоит так клясть «эту напасть». Она — оружие, защищающее нас от более страшных недугов.

Быть может, многие наши недуги спасали наш род во время оно? И тогда их впору назвать не «бичом, язвящим людей», а ржавым оружием эволюции.

Попробуем рассмотреть оба этих варианта. Начнем с коварных врагов, крадущихся к нам с той стороны, откуда не выставлены часовые.

Болезнью XX века, как уже говорилось, стал рак. Вредные опухоли готовы исподволь поразить практически любой орган нашего тела. А мы? Мы даже не знаем в точности, как возникает рак. Наш организм, бурно реагирующий на легкую простуду, сперва просто не замечает, что внутри него угнездилась опухоль, — как птица не отличает, что в ее гнезде поселился кукушонок.

Мы бьем тревогу, лишь когда болезнь становится неизлечимой. В чем же дело? Наверное, в том, что в древности люди крайне редко болели раком.

Очевидно, прежде от рака страдали лишь люди, доживавшие до мафусаилова века. А поскольку таких было очень мало и многие поколения умирали молодыми, то природа не позаботилась даже о предупредительных знаках — симптомах, которые немедленно подсказали бы о появлении опухоли. А вот когда средняя продолжительность жизни резко увеличилась, на нас эпидемией обрушился рак — когда-то недуг столь же экзотический, как, например, муковисцидоз.

Теперь обратимся к другому варианту — к тому, что «полезное, с просроченным сроком годности» начинает нам скорее вредить, чем помогать.

Сто тысяч лет назад, когда Homo sapiens населил африканские саванны, он не летал на тряском аэроплане, не плавал на корабле ни в шторм, ни в штиль и даже не катался на карусели под радостный смех сородичей. Между тем на палубе корабля, в салоне старенького самолета и во время аттракциона нас часто укачивает. Бедного страдальца буквально выворачивает наизнанку. Приступ «морской болезни» протекает мучительно, хоть к настоящим недугам ее и не причислишь. Почему же наш организм реагирует так бурно?

Потому что страдает вестибулярный аппарат. Мы теряем ориентировку в пространстве. Что это значило в те времена, когда не было ни авиации, ни навигации? Что в организм попал яд! Наших предков, не попадавших в транспортные переделки, тошнило, лишь когда они съедали что-то ядовитое. Организм тогда как можно быстрее извергал съеденное, надеясь спастись от токсинов. Вот и теперь, стоит нам выбраться на палубу подрагивающего корабля, как организм пытается повторить давний, помогавший предкам опыт.

Так обстоит дело и с вредными привычками. Считается, что быть полным плохо. Родители отваживают детей от похрустывающих булочек, картофельных чипсов, пышных гамбургеров и сладковатой кока-колы, раз и навсегда уяснив, что, прибавляя калории, мы отнимаем здоровье. Но дети все так же тянутся к запретной пище и капризничают. Что-то глубинное, подсознательное побуждает их питаться вопреки науке.

Ответ надо искать опять же в прошлом. В ледниковом периоде в пище человека постоянно не хватало жиров, углеводов и сахаров. Рацион был очень скуден. Длинной, суровой зимой люди слабели и умирали от нехватки питательных веществ. Спастись можно было, раздобыв что-нибудь очень питательное, богатое калориями. Так в нас укоренилась тяга к пище, помогающей нагулять жирок.

По биологическим меркам, ледниковый период кончился «каких-то несколько дней назад». Мы еще не успели отвыкнуть от дурной манеры не проносить кусок мимо рта. Диеты не помогают. Посидев на них, мы чаще всего тут же «спохватываемся» и снова начинаем полнеть, поневоле съедая «за себя и своего предка». Лучше понять всю тщетность попыток и успокоиться. Человек упитанный легче переносит невзгоды. Толстокожих оптимистов ничем не прошибешь.

Итак, мы зачастую сами решаем, что считать болезнью. Ибо любое состояние, испытываемое нами, в чем-то отличается от идеального и, значит, является неблагополучным. Неужели нас постоянно надо врачевать? Нет, конечно. Во многих случаях то, что мы понимаем под «болезнью», скорее выявляет нашу самооценку, наше пожелание себе («Хочу быть стройным и иметь пышную шевелюру!»), а вовсе не свидетельствует об опасном нарушении функций организма.

Итак, не все, что кажется нам болезнью, надо непременно лечить. Между гем, в иных случаях, врачи борются с самим человеком. Депрессию можно травить таблетками, пока пациент не умрет или «не подсядет на колеса». В других случаях врачи в угоду нам принимаются лечить симптомы, не добираясь до самой болезни.

Особенно грешат этим фармацевты, усиленно рекламирующие таблетки и микстуры, которые «подавляют кашель», «сбивают жар», «избавляют от насморка». С таким же успехом можно уверять, что зонт, поднятый над головой, «избавляет от дождя». Ваша голова, действительно, останется сухой, но ноги-то по-прежнему будут вышагивать по лужам.

Жар, кашель, насморк — все это симптомы сражения, происходящего в организме больного. И если звуки сечи вам тягостны, вы можете вооружить союзное вам войско картонными мечами — принять новомодную таблетку. Все признаки распри исчезнут, но армия-то будет разбита и болезнь победит!

Температура — тот же меч, которым воспользовался ваш организм. Температура повышается потому, что многие бактерии и вирусы плохо переносят даже небольшой ее рост. Пока в вашем организме держится жар, враги, проникшие в него, гибнут толпами. Приняв какое-то средство, понижающее жар, вы поможете им, дадите им передышку, а потом, лежа на больничной койке, будете удивляться, почему у вас такой плохой иммунитет.

Кашель и насморк тоже наше оружие. Мы выбрасываем микробы наружу, чтобы они не плодились внутри нас, отравляя организм. Если мы, глотнув что-нибудь из нынешних «чудодейственных средств», тут же избавимся от насморка, то в действительности мы лишь предадим организм на милость болезни. Мы закроем дверцу, через которую он мог изгонять своих врагов, и они с удвоенной силой принимаются губить нас.

Бурная реакция увеличивает шансы на выживание! Так что болейте на здоровье.

Из книги Зигуненко С.Н. "100 великих тайн медицины"

Другие новости по теме:
заболевания, температура, болезни


Комментарии 1
avatar
0
1
С одной стороны интересные рассуждения в начале, а с другой бред в конце. Температуру в 40 градусов тоже не нужно сбивать??
А спрэи против насморка наоборот не закупоривают носовые каналы, а разжижают слизь, и она выходит быстрее.


Читать последние 100 комментариев
Имя *:
Email:
Подписка:1
Код *: