03.12.2016  18:37  Суббота     16+

  05.10.2015    Тайны истории    : 2194     : 0  

Евсапия Палладино: Медиум под покровительством мафии

О детстве Эвсапии Палладино известно очень мало. Вроде бы появилась она на свет в январе 1854 года, и это стоило жизни её матери. До 12 лет она скиталась с отцом — мелким мафиози и контрабандистом — по итальянской провинции Бари, пока тот не погиб в стычке с береговой охраной.

Осиротевшую неграмотную девочку забрал с собой странствующий фокусник, научивший её всяческим трюкам. Однажды, жонглируя на канате, Эвсапия сорвалась и сильно ударилась головой. Никто не надеялся, что она выживет, и циркачи оставили её в неаполитанском церковном приюте.

Девочка выздоровела, но осталась инвалидом: у неё была сильно вдавлена теменная кость, что вызывало сильнейшие мигрени и судороги с потерей сознания. Из приюта её взяли в прислуги благотворители, увлекающиеся спиритизмом.

Болезненное состояние Эвсапии затрудняло работу по дому, и хозяева решили отдать её в монастырь. Тогда девушка во время одного из семейных сеансов «столоверчения» исполнила несколько простейших фокусов, постукивая посудой и двигая стулья.

Это вызвало бурный эффект, и её тут же объявили природным медиумом. Эвсапия изобразила сильный испуг, однако её уговорили развивать свои спиритуалистические способности и, конечно же, оставили все разговоры о монастыре.

Так началось её обучение в медиумических кругах Неаполя. Здесь она успешно демонстрировала множество трюков из репертуара бродячих циркачей, включая гадание на картах и игральных костях с помощью «духов».

Способным медиумом заинтересовались мафиози.

Заключив договор с Эвсапией, «Каморра» через своего спирита внушила жене влиятельного неаполитанца синьора Дамиани, что некая сущность по имени Джон Кинг, утверждавшая, что в прошлой жизни принадлежала знаменитому пирату Генри Моргану, требует срочно найти себе «посредника между мирами живых и мёртвых». Причём таким «контактёром» может стать только его «реинкарнированная» дочь по имени Эвсапия.

Мадам Дамиани через общих знакомых быстро обнаружила Палладино и тут же стала умолять её совместно провести спиритический сеанс. Естественно, в ходе «столоверчения» тут же проявилось присутствие Кинга, который стал постоянным «духовным посредником и наставником» синьоры Дамиани.

В руках мафии

Неаполитанская «Каморра» отличалась тем, что часто действовала через третьих лиц, вынуждая заключать с нею своеобразные «договоры чести». В том числе она принуждала посторонних людей совершать преступления, брать на себя вину и лжесвидетельствовать.

За это следовало вознаграждение и снисхождение продажных судей. Так во внештатный состав мафии попадало множество представителей всех классов неаполитанского общества, от торговцев до банкиров и адвокатов. Не избежала этой участи и Палладино.

На спиритических сеансах Эвсапии её дух Кинг стал всё чаще требовать фамильные драгоценности у состоятельных неаполитанцев, которые следовало положить в семейные склепы, часовни или иные места, «связанные с потусторонним миром». Разумеется, пиратский дух тут же забирал всё ценное в своё «загробное царство». Конечно же, долго так продолжаться не могло, и по Неаполю поползли разоблачающие слухи.

Когда накал страстей вокруг клептомании духа Моргана достиг критического предела, «Каморра» решила отправить Эвсапию в европейский вояж.

В феврале 1891 года сеансы Эвсапии посетил знаменитый криминалист профессор Чезаре Ломброзо, который был так поражён трюками медиума и его «пиратского духа», что тут же дал несколько рекомендации в ведущие спиритические салоны Европы.

Турне началось с Варшавы, где некий доктор Очорович организовал несколько десятков сеансов, в которых, кроме обычных трюков, демонстрировалось: появление отпечатков на глине, левитация предметов и медиума, игра невидимого духа на музыкальных инструментах и даже «электрические разряды».

Любопытно, что вначале фокусы Эвсапии вызвали большое сомнение, однако потом эксперты либо перестали посещать сеансы, либо стали голословно соглашаться с мистификациями. Причём два польских фокусника, нашедших нити для «левитации» и провода от батареи для «рукотворных молний», вообще куда-то исчезли…

Общество психических исследований

В 1894 году Эвсапию пригласило британское Общество психических исследований. Организацией сеансов занимался известный исследователь спиритизма Оливер Лодж.

Все условия проведения сеансов диктовались итальянскими менеджерами Эвсапии. При этом команда медиума категорически настаивала на том, чтобы участники представлений строго следовали согласованным правилам, в противном случае Эвсапия приходила в дикую ярость и отказывалась выступать.

Сеансы проводились поздно вечером или даже ночью, в темноте или полумраке. Эвсапия в глухом длинном платье располагалась в угловом «кабинете» за маленьким столиком, отгороженным чёрными шторами. Рядом находился стол с различными музыкальными инструментами.

Она начинала сеанс с вхождения в состояние транса, когда тело её извивалось и корчилось. В ходе сеанса слышалось постукивание, стол левитировал, и предметы, такие как маленький столик, выдвигались из кабинета и поднимались в воздух. Музыкальные инструменты играли и появлялись странные руки. Временами сидящих щипали за руки и за ноги.

После лондонских выступлений которые сопровождались постоянными скандалами команды медиума, Эвсапию пригласили в Кембриджский университет. Эвсапия, после долгих совещаний со своими «импресарио», согласилась, но ультимативно потребовала новых ограничений на условия освещения и поведение зрителей. Так, наблюдателям категорически запрещалось ощупывать окружающее пространство и прикасаться к «материализующимся» и «левитирующим» предметам.

Первое же представление вызвало оглушительный скандал. Оказалось, что Эвсапия и прячущиеся за шторами её ассистенты широко пользуются руками, ногами и специальными тростями-удочками. Медиум поочередно высвобождала свои руки и тут же начинала выполнять различные трюки.

Эксперты из кембриджских учёных заключали, что она участвовала в очевидном обмане, систематически усовершенствованном за годы усердной практики. Это не только объясняло все «паранормальные способности» итальянского медиума, но и давало серьёзные подозрения в обмане при демонстрации других «сверхъестественных явлений».

Выяснилось, что Общество специально дало Эвсапии полную свободу для мошенничества, и медиум воспользовалась ею для выполнения своих фокусов и трюков. Критики спиритуалистических сеансов в Кембридже были настолько убедительны в своих выводах, что Общество психических исследований резюмировало полную несостоятельность сверхъестественных способностей и явное жульничество итальянского «мага».

Парижская гастроль

После полного фиаско в Кембридже и осуждающих выводов британского Общества психических исследований команда Эвсапии стала действовать гораздо осмотрительнее. В то же время газеты (особенно итальянские) продолжали восхищаться паранормальными способностями выдающегося медиума, и мнения серьёзных учёных (как это часто происходит и сегодня) не принимались в расчёт. Гонорары Эвсапии непрерывно росли, и денежный поток в кассу неаполитанской «Каморры» не ослабевал.

В 1905 году авторитетный парижский Институт психологии создал специальный комитет для исследования малоизученных и отчасти необъяснимых явлений человеческой психики. В него вошли многие видные учёные, в том числе и выдающиеся физико-химики Пьер и Мария Кюри (в статусе наблюдателей).

Входе последующих заседаний комитета были рассмотрены многие сверхъестественные способности всяческих магов, целителей и магнетизеров. Все они после всестороннего анализа были признаны умышленными фальсификациями, включающими явные попытки обмана.

К 1907 году Эвсапия объездила все крупные европейские центры спиритизма и стала настоящей знаменитостью в мире исследователей потусторонних сил, хотя в целом её слава была в высшей степени сомнительной. Решив закончить европейский тур и переместиться в Новый Свет, кураторы медиума пожелали организовать последнюю гастроль в Париже.

Однако давать представления на Елисейских Полях и полностью игнорировать присутствие членов комитета Института психологии было никак невозможно.

После долгих уговоров Палладино согласилась провести несколько сеансов перед парижскими экспертами, оговорив своё представление беспрецедентно жёсткими условиями (одно из которых включало отсутствие журналистов и последующего публичного обсуждения) и внушительным гонораром, который выплачивался безвозвратным авансом.

Комитет психологов честно выполнил все требования, и поэтому мы и сегодня не знаем все подробности происшедшего. В кратком коммюнике лишь обезличенно указывалось, что исследования Института психологии целиком и полностью подтвердили предыдущие выводы британского Общества психических исследований, касающиеся медиумов, которых уличили в преднамеренном обмане.

Подобные действия потворствуют вредной практике и препятствуют научным исследованиям. И тут задача комитета вместе с британским Обществом — остановить поток гонораров, с «неослабевающим избытком» текущий в руки трюкачей.

Трагическая развязка

Поль Ланжевен, выдающийся физик и друг семьи Кюри, в своих воспоминаниях с большим юмором писал, что, когда погас свет и при свете огарка свечи Великая Эвсапия начала медленно воспарять в воздух, на сцену неожиданно выскочил Пьер Кюри. Длиной тростью с изогнутой рукояткой он провёл под «левитирующим медиумом» и, что-то зацепив, с силой дёрнул на себя.

Раздался громкий треск, Эвсапия рухнула на пол, и на неё посыпались, запутавшись в нитях, «летающая мандолина», «парящий барабан» и «магический бубен». Кто-то включил свет, и перед поражёнными экспертами предстала пытающаяся выползти из-под портьеры «медиум» и два её помощника с набором восковых рук, ног, языков и голов…

Хохот стоял такой, что стекла демонстрационного салона дребезжали, а поздние прохожие с изумлением оглядывались на солидное учреждение — Институт психологии.

Ранним утром следующего дня на парижском вокзале в отправляющийся римский экспресс садилось несколько угрюмых смуглых людей, злобно сверкающих глазами на журналистов. Среди отъезжающих выделялась женщина в тёмном платье, истерически понукающая замешкавшихся носильщиков и непрерывно извергающая потоки площадных итальянских ругательств…

Между тем месть «Каморры» не заставила себя ждать. Как-то раз, возвращаясь поздно вечером с научного собрания, Пьер Кюри заметил у крыльца своего дома в трепетном огне газового фонаря лужу маслянистой жидкости. Пытаясь обойти неожиданное препятствие, он поскользнулся и рухнул на брусчатку мостовой прямо под колёса неожиданно появившейся ломовой телеги.

Смерть наступила мгновенно…

А через несколько дней полиция нашла на парижской окраине распряжённую, тяжело гружённую камнем повозку с колёсами, забрызганными кровью великого учёного, открывшего тайны радиоактивности…

В новом свете

Вернувшись в Неаполь, Палладино еженедельно проводила сеансы в роскошном отеле «Виктория». Несмотря на отголоски европейских скандалов, выступления неизменно сопровождались аншлагом и восторженными газетными комментариями.

Теперь все выступления Эвсапии сопровождал американский исследователь Хиуорд Каррингтон.

Он активно договаривался об американских гастролях медиума и подготавливал почву, отсылая пространные репортажи в «Нью-Йорк таймс», «Нейшнл инквайер» и «Бостон глоуб». В них он писал, что «единственный вывод, который может сделать современная наука, — это то, что реально существует до сих пор неопределенная сила, высвобождаемая в присутствии Эвсапии».

Наконец. Каррингтон стал официальным агентом Эвсапии и организовал ей турне по Соединённым Штатам. Надо заметить, что впоследствии он полностью посвятил себя спиритуалистическим и медиумическим исследованиям Палладино.

Кроме процента американского импресарио, он получал солидные гонорары за десятки книг, посвящённых данной теме, и этим обеспечил себе безбедное существование. Первый из опусов Каррингтона, вышедший ещё в 1909 году, так и назывался «Эвсапия Палладино и её феномен».

В 1910 году Палладино прибыла в США. К этому времени её медиумические способности явно пришли в упадок, и сообщений о явных попытках жульничества с её стороны было множество. Но по-прежнему появлялись и заказные газетные статьи с восторженными описаниями её «истинных материализации».

Однако «Каморра» не могла уже оказывать своё покровительство криминальному медиуму. В Америке возникала новая итальянская мафия — «Коза ностра», и неаполитанцы здесь влияния не имели. Кроме того, в Нью-Йорке существовал ещё и «Клуб разоблачителей», куда входили такие знаменитые иллюзионисты, как Гарри Гудини и Говард Терстон.

Их скандальные разоблачения поставили последнюю точку в карьере Великой Эвсапии, которая лишилась всех своих покровителей и до конца дней влачила жалкое существование, фактически вернувшись к ремеслу провинциальной гадалки и прорицательницы.

Другие новости по теме:
Медиум


Комментарии 0

Читать последние 100 комментариев
Имя *:
Email:
Подписка:1
Код *: