06.12.2016  09:06  Вторник     16+
Главная » Дата добавления: 13.01.2016 » И дам власть двум свидетелям Моим...
Добавил: Солан
И дам власть двум свидетелям Моим...

Прямой выход к реке перегородили две небольшие гряды. Одного спуска хватило по горло и я решил идти вдоль - где-нибудь они должны закончиться.
Не прошёл и нескольких метров как услышал впереди стук камней и чужие шаги. Я встал как вкопанный.
"Вот же невезуха, из огня да в полымя! Боевики..? Но те уехали. А вдруг другие, пешие? А если хищник, зверь какой..? Эх, не надо было соваться сюда до утра..."

Шаги то слышались, то замолкали. На мой слух, они могли принадлежать только человеку, к тому же одному. Некоторое время стоял в нерешимости - идти дальше или подождать и отпустить вперёд этого странника?
"Да и ноги переломать в этой темноте совсем не охота. Но и ночевать в таком месте не большое удовольствие... Нет, надо идти дальше"
Решив, что буду держать неизвестного путника на безопасном для себя расстоянии, и переведя дух, зашагал вперёд вдоль гряд.
Здесь, в небольшой долине, между этими стенами, туманная мгла стала ещё гуще, и я увидел его, лишь почти столкнувшись с ним. Он возник передо мной, точно из-под земли. Невысокий, слегка сгорбленный, капюшон почти полностью прикрывал лицо. Он стоял оперевшись на посох и смотрел прямо на меня. На мгновение даже показалось, что под капюшоном нет ничего, кроме абсолютной тьмы.
"Он отдыхает? Или поджидает кого-то ещё?"
От этой мысли стало не по себе. Я бегло бросил взгляд по сторонам, но кроме тишины и темноты никого рядом с нами не было.
"Нет, точно - не кого-то, а меня..."
- А я думаю, кто крадётся за мной? Зверь али человек? - негромко произнёс незнакомец.
Услышав родную речь, я облегчённо выдохнул:
- Уф, и я об этом подумал... Как ты здесь оказался? - спросил первое, что пришло в голову.
- Как и ты. К проходу иду, здесь он где-то. Я его вечером приметил.
- Может вместе поищем? - одному мне оставаться не хотелось. Тем более, можно сказать, земляк.
- Я не против, нам в одну сторону...
- Даа... - протянул я и уступил дорогу своему спутнику.
Что бы как-то отвлечься от гнетущей тишины, спросил:
- А как ты узнал..? Ну, что тоже к Иордану иду. Может я в Амман шёл?
- Не, в Амман другая дорога. Да и был ты там. Нече теперь там делать...
- А мы встречались? - силился вспомнить я.
- Может да, может нет, - ответил он уклончиво. Не, если бы встречались, точно бы вспомнил.
- А звать тебя как? - не унимался со своими вопросами я.
- Ильёй нарекли, - коротко, но не отвязчиво ответил он.
- А меня Андреем... - ответил я, будто между прочим.
- Вот и познакомились, - не оборачиваясь подвёл итог Илья.
Его плащ до земли, создавал в тумане иллюзию привидения на погосте. Я понимал, что это только игра воображения, но всё же стало не по себе.
- Может нам отдохнуть? Да и костёр разведём, согреемся? - предложил я. Его фигура замерла.
- Да здесь-то и хвороста не сыщешь...
Я пошаркал ногами по сторонам - он прав - вокруг одни камни, да мелкая пожухлая трава, для огня не сгодится. Внезапно меня осенило - да я же в рюкзаке "вязанку дров" несу. Какие никакие, а тепло и свет будут.

Разложил таблетки пирамидкой и поджёг со всех сторон.
- А ты русский, из России? - спросил я Илью.
- Для тебя - русский...
- Не понял...
- Каждый слышит меня на своём языке.
"Ну вот, только тронутого и его загадок мне не хватало..."
- Сумрак, засуха - моих рук дело. Можешь верить или нет. А настоящее моё имя - Илия, - огорошил он меня как обухом по голове. - Слышал когда-нибудь?
Думаю каждый, хоть раз в жизни, но слышал это имя и что с ним связано в пророчествах Библии. На буйного Илия не был похож, а сомневаться в его утверждении у меня не было оснований. Во всём, что творилось на планете, было видно участие высших сил. Да, в том, что эта катавасия завертелась виноваты мы, люди, а как итог - кара Божья. И не верить в это может только самый прожжённый, самый упоротый и отъявленный атеист. Но кажется сейчас таких не осталось...
- Ну да, два светильника перед Господом, два свидетеля во время скорби, - повторил я по-написанному.
- Вот, это мы и есть... А второй, Енох, идёт навстречу, - добавил Илия, предвосхищая мой вопрос о втором свидетеле.
- В Иерусалиме наш путь закончится. Сорок два месяца... Тяжела ноша. Очень тяжела... - в задумчивости повторил он. Я молчал, не хотел мешать его мыслям, но Илия продолжил:
- Но я рад, безмерно рад, что время нашего отшествия близко, - здесь он наклонился ко мне и чуть тише продолжил. - Ты не представляешь как я устал. Временами казалось, я чокнусь от того, что творил, сколько горя и бед принёс людям. И только вера в Него, в Его Слово, - он чуть приподнял глаза вверх, - спасла меня...

Вера. Хотя, обладай я таким даром, - не дай Бог! - тоже бы верил безоговорочно. А я даже в церковь не ходил. Жил так, как совесть шептала. С другой стороны, что заставило, или кто, бросить всё и свалить в чужую страну, не зная, что ждёт в Иерусалиме? Вера или страх? Больше страх смерти, чем вера в Его обещания Суда и Апокалипсиса. Когда-нибудь, потом, в далёком будущем, но не сейчас...
Илия знает и верит в то, что его ожидает там, а я даже не знаю. Страх без веры, а это давит не менее тяжело...

Мы молчали. Пирамидка разгорелась полностью. Я водил руками над пламенем, будто ловил его. От такого костерка жара не было, но и это тепло, и свет давали ощущение защищённости от первобытного страха перед мраком. Пламя освещало лицо Илии: аккуратная негустая борода с проседью, короткие каштановые волосы, светлая кожа. Абсолютно не похожий на иконописные образы пророков. Но в то же время были в нём некие черты, которые делали его завораживающим, волшебным. Да и голос у него не простой - мягкий, певучий, но в тоже время твёрдый и резкий. Пророки, они такие...

- А чего, ты ожидаешь в Иерусалиме? - внезапно, после долгого молчания, спросил Илия.
- Даже не представляю. Спасения, наверное... Но после всего увиденного здесь, теперь не уверен, - а может было бы лучше спокойно замёрзнуть и не рисковать? Два месяца на грани жизни и смерти, не доставили мне удовольствия в этом исходе...
- Богу тоже не в удовольствие смерть человека. А тем более, когда человек сдался без борьбы за свою жизнь. Вот для
этого и явилось знамение в небе. Для узревших его, принявших Божий призыв и поверивших Ему это был шаг к спасению, шанс выжить. А не верившим - Сумрак. Ты здесь, живой. Ты же поверил?
Что ответить? Кто знал, кто верил в возможность нечто подобного? Из-за сумятицы в голове было трудно подобрать слова.
- Не совсем... Скорее страх умереть. Это он погнал меня. Точно знаю, если бы остался дома, то не разговаривал бы сейчас с тобой. Страх смерти, он сильнее. Вот и решай - боязливость человеческая или вера Богу.
- Вера, предшественница знания. Сначала ты веришь, а затем знаешь. И это знание останется с тобой навсегда, даже если веру ты потеряешь. Но у Бога это наоборот. Вера в людей на первом месте. Он верит в каждого. И ждёт от нас если не веры, то хотя бы доверия. Это непременное условие для дружбы, даже скажу больше - родства. Ты будешь верить, доверять человеку, раз обманувшего тебя?
- Навряд ли. Но шанс дать можно... А вот после второго раза - даже не подумаю!
- А Бог верит в нас всегда! Независимо от того, верим мы или нет. И если мы готовы дать шанс, то Он тем более. Поэтому и есть ещё надежда на возвращение взаимного доверия. И в этом Его безграничная любовь к нам.
Я посмотрел на Илью. Странное чувство, будто и говорит он правильно, но всё же как-то не понятно, не по Писанию или словно читаешь книгу снизу вверх. Легко сказать - верь. Даже священники, бывает, теряют веру, не говоря уже о доверии. Ради веры шли на костёр, к чему я, поверьте, совершенно не готов. И как в таких случаях быть?
- А ты попробуй. Если даже не верить, то просто довериться Ему и всё встанет на свои места, - добавил он не глядя на меня, ответив на мой немой вопрос.
Больше мы на эту тему не говорили, но его последние слова глубоко засели во мне.

Ночь почти прошла. Когда пики гор стали различимы на фоне предрассветного неба, мы были уже на берегу Иордана. Одинокая деревянная вёсельная лодчонка у берега, будто специально пригнанная течением или кем-то свыше к нашему появлению, была как нельзя кстати. Я сел на вёсла и наискосок, не мешая реке помогать нам, взял курс на Иерусалим.

Мы вошли на площадь перед храмом.
- Вот, Андрей, здесь мы и расстанемся, - сказал Илия и указал рукой на лестницу, на противоположной стороне площади. - А ты иди к твоему концу, и упокоишься и восстанешь для получения твоего жребия в конце дней.
Ну что, теперь я точно знал, что мне ждать. И поверьте, не радость обуяла меня. Как бы хотел чтобы сия чаша миновала меня!
Илия улыбнулся и толкнул легонько в спину:
- Иди, и ничего не бойся...

Два Свидетеля

Отойдя на некоторое расстояние, я повернулся и увидел, как к Илии подошёл человек с таким же посохом. Я знал имя этого человека, будучи даже не знаком с ним. Это был Енох. Их круг замкнулся. Их конец предопредeлён. Им остался один шаг.
Повернувшись лицом к площади, Илия, повысив голос, произнёс:
- Откровение Иисуса Христа, которое дал Ему Бог, чтобы показать детям Своим, чему надлежит быть вскоре, - и тем самым привлёк к себе внимание людей находящихся на площади и около храма.
- Блажен слушающий слова пророчества сего и соблюдающие написанное в нём; ибо время близко, - продолжил Енох и недоброжелательная атмосфера воцарилась вокруг них. Я отчётливо представил, как они тысячи раз свидетельствовали на улицах городов и посёлков всего мира. И не всегда их встречали миролюбиво, с хлебом-солью. Но в этот последний раз, они попали в самую гущу волчьей стаи. А жертва, которую они принесут, станет для горожан Рубиконом между Адом и Раем.
Толпа обступила Илию и Еноха. Первые из стоящих к ним яростно выкрикивали оскорбления и угрозы в их сторону, но в то же время близко не подходили, сдерживая собой напор задних рядов. Многие судорожно сжимали что-то в руках, а из середины толпы, будто соревнуясь в меткости, в Свидетелей летели овощи, фрукты и какие-то предметы, но ни одного камня.
"Команды ждут? Или всё таки помнят - "кто из вас без греха, первым брось камень"? Или ждут? Помнят..?" - крутилось в голове.
Было видно, что Илия, как мог прикрывал собой Еноха, а он в свою очередь старался защитить Илию. Всё это действо походило на кошмарный сон. Но ни мольбы о пощаде, ни гневных ответов толпе не было слышно от Свидетелей. Они продолжали пророчествовать, постепенно подводя сказанное к последней главе Откровения Иоанна.
Я и не сразу осознал, что находился в ступоре, - взгляд был прикован к Свидетелям, а покоя не давала одна и та же мысль - пока поток бегущих на площадь людей не стал плотней и не началась давка. Крики становились громче, раздавались уже не угрозы, а прямые призывы к расправе, а над толпой, словно волной, пронеслось: "Ка-бар! Ка-бар! Ка-бар!"
Кольцо вокруг Илии и Еноха становилось всё многолюдней, плотней и прижимало их к стене храма. Я потерял Свидетелей из виду и пришлось взобраться на выступ одной из колон, стоящих вокруг площади.

За этот миг произошло нечто невероятное.
Свидетелей я увидел сразу, а спутать их в толпе теперь было невозможно - Илия и Енох буквально преобразились! Яркое, с красноватым отливом сияние окутывало их полностью, а одежды, до этого походившие на грязные лохмотья, стали белоснежными и словно воздушными.
"Началось! Видят ли это другие?! Нет, иначе это видение смутило бы их..."
Лишь на мгновение встретился глазами с Илиёй - что-то такое было в его взгляде, смысл чего я не сразу понял.
Илия поднял посох над собой. Его голоса уже не было слышно - заглушали крики толпы. Но по шевелящимся губам было видно, он продолжал что-то говорить, пророчествовать, а может и молиться.
Отдельных слов уже было не разобрать, все голоса смешались в один непрерывный гул. И он нарастал.
Солнце склонилось к закату, а день давно превратился в вечер. Я этого даже не заметил, пока случайно не взглянул на башенные часы. Почти шесть. Осталось совсем мало времени. Времени для Свидетелей...

Со стороны западных ворот храма раздались выстрелы. Вооружeнные люди, цепочкой направились к площади, рассекая толпу на две половины.
По мере продвижения, военные стреляли в воздух и требовали всем успокоиться и замолчать. Расстояние между ними и Свидетелями сокращалось, а мой пульс учащался. Меня бросило в пот, а ладони мгновенно вспотели. Руки скользили по мраморной полированной поверхности колоны. Еле держась, бросил последний взгляд на Илию. Он смотрел на меня молча. Его путь в земной жизни подошёл к концу и время его, нет, не смерти, а отшествия настало. Больше всего меня поразило, что он улыбался. И только теперь до меня дошёл смысл - он прощался со мной. Вернее, говорил "до свидания". Но сейчас его взгляд говорил не только это. В нём была просьба. Нет, требование - уйти с площади!
Руки не выдержали и я спрыгнул на землю.
Не спеша и напряжённо, словно ожидая выстрела в спину, шёл к лестнице, ведущей в нижнюю часть города. Толпа за спиной затихла, а через минуту раздалась короткая автоматная очередь. И в этот же миг возгласы радости и улюлюканье взорвались над площадью.

Перед глазами мелькали лица людей наполнивших улицы Иерусалима. Я нёсся по ним как угорелый! Куда?! Для меня это было не важно - лишь бы прочь из этого проклятого места. Мне казалось, что каждый встречный пытался схватить меня или тыкал пальцем и кричал: "Я знаю! Это ты был с ними! Ты один из них!", и заносил руку для удара.
Я ощущал себя Петром, отрёкшимся от Иисуса. Теперь и я чувствовал душой ту невыносимую боль, которую испытывал Пётр. Боль малодушного труса.

Когда сознание немного просветлело, обнаружил себя сидящим на земле в углу какого-то строения. Было темно. Я не знал где находился, как сюда попал и сколько прошло времени. В какой-то момент разум, чтобы спасти себя от реального сумасшествия, будто отключил восприятие и заблокировал память. Последнее, что я вспомнил более-менее отчётливо это события на площади.
И я завыл! Глухо, протяжно, с надрывом. От бессилья, от страха, от отчаяния.
"Трус! Жалкий трус! Нет тебе прощения и никогда не будет. Ты не Пётр! Ты - Иуда! Иуда, трус и предатель!"
Напряжение, державшее меня почти весь день, вдруг прошло, в глазах заплясали разноцветные пятна, я завалился на бок и ...

Солнечный луч, пробивавшийся через трещину в стене, разбудил меня. Странно, но впервые, за долгое время, почувствовал себя отдохнувшим, будто спал несколько суток напролёт. Ни кошмаров, ни тревожных пробуждений - ничего. Скинул рюкзак, огляделся. В дальнем углу увидел небольшой лаз, через который, видимо, я и попал сюда.
Был почти день. Вокруг этого места было пустынно. Низкие надстройки над землёй смахивали на древние, а местами и современные захоронения. Недалеко высилась гора. Вспомнив карту окрестностей Иерусалима, примерно представил где нахожусь.
Солнце светило ярко, но прежнего тепла уже и в помине не было. На небе тоже произошли изменения - Сумрак был виден со всех сторон света. Постепенно, но верно, он уничтожал над городом остатки чистого синего неба. Осталось совсем чуть-чуть и он сомкнёт свои челюсти на горле умирающей планеты.
Картина маслом - холод, голод и я, сразу в могиле, даже искать место упокоения не надо. Жуть! Но, как бы там ни было, а это место стало моим приютом на ближайшее время.

Три дня провёл я вне города, недалеко от Елеонской горы. Сумрак почти закрыл небо, а вчера днём выпал первый снег. Несмотря на мои страхи, древняя гробница надёжно скрывала от посторонних глаз и встреч с весьма немиролюбивыми обитателями окрестностей. Да и убежище от осадков и холода не плохое - лучше, чем ночевать под открытым небом. Своды гробницы были обрушены, плита наискось лежала на стене, но лаз между ними был достаточно широк, чтобы протиснуться вовнутрь. В глубине был угол, который почти не продувался ледяным сквозняком.

Припасы закончились на исходе третьего дня. Последний комплект сухпайка оставил на утро, а вечером заморил червячка горстью сухарей, запивая кипятком. Благо сухого горючего у меня осталось почти треть рюкзака. Итак, смерть от голода, а главное - холода, мне не грозит. По крайней мере сегодня.
А завтра...
Завтра всё закончится. Я вернусь к храму, увижу воскресение Свидетелей, их вознесение и...
И всё.
"Боже, дай мне сил претерпеть Твой день и не испить из чаши гнева Твоего!"

Свершилось!

Я собирался как в бреду. Несколько раз переделывал одно и то же. Собирал и разбирал рюкзак, застёгивал бушлат и снова раздевался. В итоге, придя в себя, из гробницы я вышел налегке - рюкзак мне уже был не нужен. Кружил мелкий снежок.
"Это хорошо! Ещё немного и он засыпит всю эту мерзость запустения. Это хорошо..."
Людей на улицах заметно поубавилось - почти всех аномальный холод разогнал по домам. Многочисленные лавки и магазинчики были закрыты. У стен домов лежали мёртвые. Некоторых, Сумрак застиг сидящими, так и не добравшихся до спасительного домашнего очага.

Поднимаясь по лестнице, первых, кого я увидел, были тела Свидетелей. Они так и остались лежать у храма, засыпанные снегом. Казалось, они спали и вот-вот должны были проснуться. Должны - ведь ни одна буква не вычеркнута из Закона и всё обещанное Им исполнилось до малейшей чёрточки.
Сев на ступень лестницы опёрся спиной на стену. Небо было затянуто полностью, а тучи, прямо на глазах наливались зловещей чернотой. Но это уже не имело никакого значения! Я неотрывно смотрел на Илию и Еноха.
"Подвигом добрым они подвизались, течение совершили, веру сохранили. А что ждёт меня? Я в трудную минуту бросил людей в беде. Спасал только себя. Да, не убил, не ограбил. Но и не помог, ни одному. Шёл, закрыв глаза на беды нуждающихся в моей помощи. И что теперь? Пустота. Пустота..."
И последний Ангел вострубил, предвещающий Судный день. И вот, других уже не будет.

Гул появился внезапно. Он словно шёл из глубины, поднимался к поверхности, прорывая толщу земли. Падающий снег будто завис в невесомости. Всё замерло, а над Свидетелями вспыхнул ослепительный огонь. Но он не пожирал их тела! Напротив, он вдохнул в них жизнь - в этом огромном, на половину площади, пламени отчётливо были видны два силуэта, поднимающихся с земли. Огненный смерч закружил над их головами и столбом устремился вверх, прорывая погребальные покровы Сумрака и унося с собой Свидетелей. Я не мог пошевелиться, а только судорожно хватал ртом воздух.
Оглушающий грохот и дрожь земли сняли с меня оцепенение. Я знал, что за этим последует, а посему, и куда мне бежать.

Я почти добежал до горы, когда сильный толчок свалил меня на землю. Волна землетрясения прокатилась по Иерусалиму разрушая на своём пути всё. Некогда величественный и древний город в мгновение ока превратился в могилу для сотен тысяч человек. И гора Елеонская не выдержала гнева Господня - разломилась на две половины...

Эпилог

Вот так свершилось пророчество из Откровения Иоанна.
Вы спросите, а как же я? Что стало со мной, чем всё закончилось для меня?

А для меня всё только начиналось!
В последний миг, в тот самый миг, когда от края земли и до края родилась стена испепеляющего Света, и двинулась на меня, я вспомнил разговор с Илией: всё встанет на свои места, ты только доверься Ему, обещал он.
Я видел такие вещи, после которых не верить Ему было бы сверх глупости. Блажен тот, кто не видел и уверовал, а мне как Фоме нужны были доказательства. И я их получил!

Закрыл глаза. Передо мной стоял улыбающийся Илия и протягивал ко мне руку.
Жар приближался, становился невыносимым и обжигал лицо, а я прошептал только одно слово:
- Верю...

Просмотров: 1735 | Добавил: Солан | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 1
avatar
0
1
Очень понравилось.

Имя *:
Email:
Подписка:1
Код *: